Что делать если пришла опека без предупреждения

admin

Визит органов опеки: могут ли прийти проверяющие без предупреждения и что делать в таких случаях?

Многие родители с опасением относятся к органам опеки. Ведь есть вероятность, что визит представителей ювенальной юстиции повлечет за собой лишение родительских прав, и детей заберут из семьи. Это может случиться, если проверяющие обнаружат непосредственную угрозу для здоровья или жизни ребенка.

В законодательстве нигде не описано, какие факты указывают на непосредственную угрозу здоровью и жизни детей. Поэтому проверяющие самостоятельно принимают решения на этот счет. Стоит детально рассмотреть ситуацию, когда органы опеки приходят в дом, что делать в этом случае.

Основания для визита

gemofiliya u detej prichini simptomi diagnostika iВажно понимать, что сотрудники социальной службы не придут с проверкой без каких-либо на то оснований. Органы опеки должны реагировать на поступающие тревожные сигналы, полученные от учителей, школьных психологов, воспитателей, врачей детской поликлиники или соседей.

Например, если учитель обнаружит у своего ученика синяк, то он обязан сигнализировать об этом в социальную службу, ведь есть вероятность того, что ребенок подвергается насилию в семье.

Или медсестра детской поликлиники может сообщить о том, что замечено халатное отношение родителей к здоровью их детей. Основанием для визита органов опеки в семью служат поступающие сигналы от социально ответственных граждан.

Поэтому чтобы не подвергнуться возможной проверке, необходимо исключить ситуации, которые могут стать причиной тревожного сигнала в органы опеки. Нельзя покидать родильное отделение без официальной выписки и получения справки на новорожденного. Свидетельство о рождении и другие необходимые документы необходимо оформлять своевременно.

Если ребенок получает медицинское обслуживание в частной клинике, то нужно уведомить об этом врача в своей государственной поликлинике. Если детям вовремя не сделаны прививки, то у педиатра должен быть официальный отказ родителей от вакцинации их детей, если есть на это причины.

Могут ли органы опеки прийти без предупреждения?

Во многих случаях представители власти заранее предупреждают о предстоящем визите. Но они могут прийти и без предварительного уведомления.

Это может случиться, если не удалось связаться с членами семьи, или есть другие основания.

Когда есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас, то социальные службы прибывают без предупреждения вместе с полицией.

Что делать, если пришла проверка домой без предупреждения?

Если представители органов опекунства или попечительства пришли с проверкой, то необходимо провести с ними переговоры на лестничной площадке или перед порогом дома. Желательно предварительно включить диктофон и записывать весь ход беседы.

Родители имеют полное право потребовать предъявить документы у визитеров, чтобы убедиться в их подлинности. Указанные в документах данные необходимо внимательно изучить и переписать.

Далее следует позвонить в службу опеки и уточнить, работают ли там сотрудники, которые прибыли с проверкой. Данные действия продемонстрируют вашу готовность бороться за права своей семьи.

Когда сотрудники переступили порог квартиры, необходимо контролировать ситуацию:

25 lady with chartОчень важно настоять на том, чтобы акт об осмотре жилища был составлен сразу же при вас, в двух экземплярах. Документ должен быть подписан вами и всеми членами проверочной комиссии.

Необходимо, чтобы на бумагах не было пустых мест, поэтому все пробелы нужно заполнить или перечеркнуть. Подписывать акт нужно только после того, как подпись поставили все члены проверочной комиссии.

Если документ состоит из нескольких страниц, то подпись и дату нужно проставить на каждом листке. Обратную часть страниц нужно полностью перечеркнуть крестом или зигзагом.

+7 (499) 288-73-46;
8 (800) 600-36-19

Это быстро и бесплатно!

Дорогие читатели! Для решения вашей проблемы прямо сейчас, получите бесплатную консультацию — обратитесь к дежурному юристу в онлайн-чат справа или звоните по телефонам:

Можно ли не пускать в квартиру?

Без решения суда сотрудники попечительской службы могут войти в жилище только в экстренном случае, если детям угрожает опасность, соседи вызвали полицию.

При подозрении в совершении преступления проникнуть в квартиру без согласия жильцов имеют полномочия только правоохранительные органы, но никак не представители службы опеки.

[expert_bq нет решения суда, и проверочная комиссия прибыла без полиции, тогда вы имеете полное законное право не впускать органы опеки в квартиру.[/expert_bq]

Источник

К нам пришла опека, что делать? Инструкция для родителей и опекунов

В дверь постучали сотрудники опеки. Родители в панике, им кажется, что детей вот-вот отберут. Как действовать в подобной ситуации, мы расспросили экспертов

Почему она приходит

Сотрудники органов опеки могут прийти с проверкой в дом, где проживают несовершеннолетние, если они получили сообщение об угрозе для жизни и здоровья детей. Например, соседи рассказали, что из квартиры несколько часов подряд доносились истошные крики. Или воспитательница детского сада обнаружила подозрительные синяки на теле ребенка. Или врачу в больнице показалось, что малыш слишком тощий.

Опека обязана реагировать на все сигналы. Цель проверяющих – защитить детей, или убедиться, что их жизни и здоровью ничто не угрожает.

Если они не заберут ребенка, а он потом пострадает, их обвинят в недосмотре. А если они заберут ребенка без достаточных оснований, их обвинят в превышении полномочий.

Угрозой для жизни и здоровья ребенка считается, в частности, отсутствие ухода, соответствующего его возрасту и состоянию здоровья. Например, если родители не кормят младшеклассника или оставляют младенца одного в квартире.

Органы опеки и попечительства работают только в будни. В выходные и по ночам на сигналы о детях, находящихся в опасности, реагирует полиция. Она может изъять детей как «безнадзорных».

Безнадзорными считаются дети, родители которых не выполняют обязанности по их содержанию, обучению и воспитанию. (Недавно МВД предложило внести поправки в СК РФ, разрешающие полиции временно перемещать детей в безопасное место, а не отбирать окончательно с обязательным иском о лишении родительских прав).

Можно ли не впустить представителей опеки в дом, и что за это будет?

placeholder

Гражданин вправе не впустить в свой дом сотрудников органа опеки и попечительства. Но такой подход может иметь двоякие последствия.

С одной стороны, не открывать дверь посторонним – это не преступление. Сотрудники опеки напишут в акте проверки жилищно-бытовых условий, что им не обеспечили доступ в жилое помещение. Зато они не смогут раскритиковать санитарное состояние квартиры и зафиксировать отсутствие готовой еды.

Наконец, они не смогут забрать ребенка в приют, где его будут опрашивать чужие люди. Ведь неизвестно, как истолкуют детские рассказы посторонние лица, даже опытные и компетентные, и как эта информация будет использована потом, на суде о лишении родительских прав.

Читайте также:  Что выбрать для увеличения губ

С другой стороны, получившие сигнал об угрожающей ребенку опасности сотрудники органа опеки могут вызвать полицию. А полиция, если сочтет угрозу реальной, взломает дверь. После чего ребенка все равно могут забрать.

Причем, если окажется, что родителей в этот момент нет дома, даже если другие взрослые (например, бабушка) в доме есть, ребенка могут счесть безнадзорным.

Как вариант, можно попытаться через дверь назначить другой день для визита, чтобы получше подготовиться, или договориться о встрече на территории органа опеки.

Что будут делать в квартире сотрудники органов опеки?

placeholder

В состав группы чиновников, пришедших проверить условия проживания семьи, помимо представителей органа опеки и попечительства могут входить сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних, социальных служб, поликлиники и полиции.

Каждый из них должен представиться. Но особое внимание следует уделять именно представителю органа опеки и попечительства, потому что он обладает наибольшими полномочиями.

Проверяющие оценят состояние квартиры: не нуждается ли она в косметическом или капитальном ремонте. Посмотрят, чисто ли в доме, есть ли у несовершеннолетнего место для занятий и отдыха, висит ли в шкафу сезонная одежда, имеются ли в холодильнике продукты питания, «соответствующие возрасту ребенка».

Конечно, их мнение будет субъективным: любой человек может заявить, что пол вымыт плоховато, места для игры маловато, а макароны с тушенкой не подходят для питания дошкольника. Но подготовиться к визиту сотрудников органа опеки родители все-таки могут – прибраться, например.

Помимо чистоты и порядка в доме комиссию будут интересовать следующие пункты:

– доход семьи (по закону, тяжелое материальное положение родителей не может быть единственным основанием для отобрания детей)

– алкогольная или наркотическая зависимость родителей;

– наличие или отсутствие судимости;

– воспитываются ли другие дети из этой семьи в сиротских учреждениях;

– привлекались ли родители к административной ответственности;

– психиатрический статус родителей (люди, состоящие на учете в психоневрологическом диспансере, могут воспитывать детей, если не лишены дееспособности);

Уточнив ситуацию по всем этим пунктам, сотрудник опеки задаст вопросы, связанные с воспитанием, содержанием, лечением и обучением детей, которые сочтет нужным.

Кто имеет право на диалог с представителями опеки?

placeholder

Допустим, сотрудники опеки пришли в дом, а там с ребенком находится бабушка, дедушка, тетя или старшая сестра, а не родители.

Открыть дверь и отвечать на вопросы могут любые дееспособные люди, постоянно проживающие в квартире, потому что это проверка жилищно-бытовых условий, а не матери или отца ребенка.

Повлияет или нет отсутствие родителей на выводы сотрудников опеки, зависит от возраста ребенка. Если и мать, и отец на работе, а ребенку один месяц, это может быть расценено как халатное отношение к воспитанию. А если ребенку 17 лет, то он может жить без взрослых несколько дней.

Юристы советуют оформлять у нотариуса доверенность, подтверждающую полномочия человека, который заботится о ребенке.

Там нужно прописать, какие именно действия может совершать доверенное лицо. В частности, в документе важно упомянуть право давать согласие на проведение медицинских манипуляций.

На самом деле согласие на медицинское вмешательство могут подписывать только законные представители, и делегировать это право никому нельзя. Но, если ребенок вдруг заболел, ему требуется экстренная операция, а родители подписать согласие не могут, единственный вариант для медиков – обратиться к тем лицам, у которых есть доверенность на принятие таких решений.

Родители, уехавшие в командировку и не позаботившиеся об оформлении доверенности, будут выглядеть в глазах опеки не выполняющими свои обязанности.

С няней, присматривающей за ребенком, родители должны заключить договор об оказании услуг. Но если они уедут в командировку, то надо понимать, что для органов опеки двухлетний ребенок, оставленный на неделю с няней, находится в критической ситуации.

Если родители уезжают надолго, допустим, на год, они должны позаботиться об установлении временной опеки над ребенком на период своего отсутствия.

Если мама грудничка, которого и на минуту нельзя оставить без присмотра, на месяц попадает в больницу – это тоже ситуация, когда нужно устанавливать временную опеку. Опекуном может быть кровный родственник ребенка, например, бабушка.

Кого звать на помощь, и можно ли вести запись беседы?

Дома присутствовать при разговоре с сотрудниками органа опеки могут любые лица, которых законные представители ребенка сочтут нужным пригласить. Потому что это их дом. На территорию органа опеки провести большую «группу поддержки» не удастся.

Полезнее всего пригласить на встречу юриста, специализирующегося на вопросах семейного или имущественного права.

Если претензии органа опеки связаны с вопросами медицинского характера, можно попросить о поддержке лечащего врача ребенка.

Врач нужен еще и в тех случаях, когда состояние здоровья несовершеннолетнего может ухудшиться в момент общения с представителями органа опеки. Например, если у ребенка паллиативный статус.

Официальное общение родителей с сотрудниками органа опеки может быть запротоколировано.

Вести аудио или видеозапись разговора может любое присутствующее при этом лицо.

Информация, полученная в результате аудио или видеорегистрации, может быть использована в суде, даже если участников беседы не предупреждали о записи заранее.

Есть ли какие-то особые правила коммуникации с представителями органа опеки?

placeholder

Стиль общения с сотрудниками органа опеки должен зависеть от характера визита. Бывают плановые проверки, например, в приемных семьях. О них родителей предупреждают заблаговременно, и тогда общение может проходить даже в дружеском ключе.

В ситуации, когда представитель органа опеки проверяет сигнал об угрозе для жизни и здоровья ребенка, отвечать рекомендуется сухо, по существу, подкрепляя каждое утверждение доказательствами и документами.

Опережать вопросы комиссии не надо. Заявление родителя, что он не алкоголик, не судим и вовремя записал ребенка в школу, вызовет лишние подозрения. Лучше сообщить об этом тогда, когда сотрудник опеки спросит.

А вот об индивидуальных особенностях ребенка надо проинформировать комиссию заранее.

Допустим, пятилетний малыш может описаться, или начать кричать, биться головой о стену, падать плашмя на пол, и все это обусловлено не жестоким обращением, а состоянием его здоровья.

Члены комиссии должны понимать причины происходящего и знать, что родители занимаются лечением или реабилитацией ребенка.

Не следует вести себя эмоционально, занимать слишком активную оборонительную позицию или, наоборот, нападать на представителей опеки.

В каждой семье есть свой уклад, свои правила и привычки, и это нормально. Сотрудникам опеки нужно все спокойно объяснить: в квартире испачкан пол, потому что идет ремонт, но он скоро закончится; матери нет дома, потому что она на работе, но за ребенком присматривает бабушка.

Читайте также:  К чему снится испуг

Самый конструктивный вариант – это письменное общение.

Если родители действительно допустили ошибки, они могут навредить себе, пытаясь поспешно объяснить ситуацию или оправдаться перед сотрудниками органа опеки. Ведь неизвестно, как будут интерпретированы их слова в акте, составленном чиновником. А переписка с госучреждением позволяет обсуждать с адвокатом и требования органа опеки, и свои ответы.

Самое страшное, что может случиться

Если опека решила, что ребенок в опасности, его могут отобрать. После отобрания, согласно семейному кодексу РФ, в суд обязательно подается иск о лишении родительских прав.

Основаниями для лишения родительских прав являются хронический алкоголизм или наркомания, жестокое обращение с детьми, злоупотребление родительскими правами и «отсутствие заботы» о здоровье и обучении детей, а также об их «физическом, психическом, духовном и нравственном развитии».

Как именно можно «не заботиться» о духовном развитии детей, в законе, естественно, не прописано. А злоупотребление родительскими правами – это когда ребенка не отдают в школу, склоняют к попрошайничеству или воровству, предлагают ему спиртные напитки и т.п.

Для усыновителей вместо лишения родительских прав предусмотрена отмена усыновления, а для приемных родителей и опекунов – отстранение от выполнения обязанностей.

При подготовке материала мы обращались за консультацией к Александре Маровой, директору Благотворительного фонда профилактики социального сиротства и Павлу Денисову, юристу БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Иллюстрации Дмитрия Петрова с использованием фотохроники ТАСС и РИА Новости.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Источник

В Госдуму внесли законопроект, по которому опека не сможет забирать детей из семей без решения суда. Но может стать только хуже

Руководители благотворительных организаций, работающих с проблемой сиротства, рассказали ТД, как в России сейчас происходит процедура изъятия детей из семей и почему новый законопроект не только не решит существующие проблемы, но и может усугубить ситуацию.

TASS 38125474 1

Замаскированное изъятие

Регламентирует изъятие детей из семей в России статья 77 Семейного кодекса (от обрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или здоровью). Согласно ей, социальные работники могут изъять детей без решения суда, если получат подписанный акт от органов исполнительной власти или главы муниципалитета. Но специалисты из НКО указывают, что органы опеки пользуются и другими методами для отбирания детей из семей.

По словам руководителя благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, изъятий по 77-й статье немного, опека часто обходит ее, потому что работать по ней сложно: нужно уведомить об этом прокуратуру и за семь дней собрать в суд пакет документов, чтобы лишить родителей прав или ограничить в них. То есть если опека отобрала ребенка, она обязана лишить родителей прав или ограничить их. Отсюда еще одна причина — органам опеки бывает сложно оценить ситуацию на месте.

«Сотрудники приходят [домой к семье] и объективно понимают, что не могут за один визит, который длится иногда 20 минут, ну даже если несколько часов, принять решение, действительно ли нет альтернатив и нужно будет потом лишать прав или ограничивать в правах родителей», — говорит Альшанская.

Поэтому органы опеки и попечительства часто используют другие механизмы вместо отбирания. Например, приходят к семье с полицией. И, если принять однозначное решение не получается, полиция составляет акт о выявлении безнадзорного. «Хотя эта ситуация, мягко говоря, на грани фола, потому что никакого безнадзорного при наличии родителей не может быть», — замечает Альшанская.

Также, говорит Елена, повсеместно встречаются случаи, когда родителей вынуждают написать заявление о добровольном размещении ребенка в приюте. Ее слова подтверждает директор оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова. Фактически перед родителями ставят выбор, объясняет она: либо они подписывают бумаги о добровольном размещении детей в приюте, либо начнется процедура по изъятию детей и лишению родительских прав.

«По факту это не добровольное обращение семей за помощью к государству, а изъятие, оформленное как неизъятие. Это вызывает у людей протест. Надо называть вещи своими именами», — говорит Межова. Она также указывает на опасность подобных действий опеки в случаях, когда ребенка действительно необходимо забрать из семьи из-за реальной угрозы его жизни и здоровью. «Возьмем, допустим, пьющих родителей, которые жестоко обращаются с ребенком. Опека их сегодня уговорит отдать ребенка в приют, а завтра они заберут его обратно и изобьют в пьяной драке», — приводит пример она.

В итоге, заключила Альшанская, отбираний детей из семей на основании 77-й статьи не так уж и много. А изъятий, которые проходят по документам как выявление безнадзорного или добровольное размещение в приюте, «полно». «Но именно потому, что они не выглядят как отбирания, мы не можем подсчитать, сколько их на самом деле», — комментирует эксперт.

Нет понятийного аппарата

Даже если отбирание детей происходит по 77-й статье, говорят эксперты, часто оно нарушает права ребенка и не учитывает его интересы. Проблема в первую очередь в отсутствии понятийного аппарата, говорит исполнительный директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова. В законе, объясняет она, прописывается только то, что опека может усмотреть угрозу для жизни ребенка и принять решение о его изъятии из семьи.

По словам Леоновой, пока эти процедуры не прописаны, специалисты органов опеки и попечительства зачастую ориентируются на свои представления и личный опыт. «Плохой достаток, необычный быт, старенькая одежда, плохая успеваемость и поведение ребенка в школе не могут быть основанием для отбирания ребенка. Это является основанием для исследования ситуации и создания плана помощи семье. К сожалению, мне известны случаи, когда органы опеки не реагируют на тревожные сигналы, потому что “дом красивый, на кухне чисто, дети одеты нормально”», — комментирует собеседница ТД.

Нет социальной поддержки семей

Все опрошенные эксперты сошлись во мнении, что действующее законодательство работает однонаправленно — на изъятие детей, а не на профилактику семей, столкнувшихся с трудностями.

«Если опека приняла решение об отбирании ребенка по какой бы то ни было причине, она будет подавать в суд на ограничение или лишение прав родителей, потому что того требует закон. Это не выбор опеки, не индивидуальное рассмотрение каждой ситуации, это просто формальная обязанность», — высказалась Альшанская.

Читайте также:  К чему снится вытаскивать зубы у себя без крови и боли

Сама процедура отбирания весьма жестокая, беспощадная и к матери, и к детям, считает Леонова. По ее мнению, даже если ситуация была угрожающей жизни и здоровью детей, ребенок имеет право на объяснения, куда и почему он уезжает, почему это произошло. «И в острых ситуациях, когда взрослые в семье ведут себя неадекватно и представляют угрозу не только для ребенка, но и для специалистов, ребенок заслуживает очень деликатного объяснения и разговора в спокойной обстановке. Нашумевшие истории отбирания всегда выглядят одинаково: там бьются взрослые со взрослыми, а на детей не обращают внимания», — рассказала Леонова.

В идеальном варианте, говорит она, процедура изъятия должна проходить в максимально щадящей обстановке. Ребенку нужно объяснить все происходящее максимально понятно и деликатно. «Первое, что должен сделать специалист, — связаться с родственниками или близкими семьи, чтобы ребенок мог провести какое-то время со знакомыми людьми», — сказала Леонова.

Поможет ли новый законопроект решить проблемы?

«Многолетняя практика применения статьи 77 Семейного кодекса РФ нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предложению его авторов дела об изъятии детей при угрозе их жизни и здоровью должны рассматриваться судом в ускоренном режиме — в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или от полиции. Заседания будут проходить в закрытом режиме.

Альшанская поддержала идею судебного подтверждения изъятия детей, но отдельно подчеркнула, что в новом законопроекте остался неизменным семидневный срок, за который органы опеки должны подготовить документы к судебному заседанию. По ее мнению, этого недостаточно, чтобы собрать исчерпывающую информацию и провести полноценное социальное расследование о семье. «То есть это опять однонаправленное движение на вывод ребенка из семьи, без варианта работать на возвращение, оказывать помощь и вообще объективно принимать решение в нормальный срок, разобравшись в ситуации», — прокомментировала она.

«Судебное решение об отбирании детей — это мировая практика. Только основывается это решение на очень объемном исследовании ситуации специалистами. Пока у нас нет такой картины, суд, вероятно, будет принимать решение, исходя из своего представления о том, как все должно быть», — поддерживает Альшанскую Леонова. Она также считает, что авторы законопроекта пытаются некомплексно решить многогранный вопрос: в нем по-прежнему не прописаны особые компетенции представителей полиции, специалистов органов опеки и попечительства, нет алгоритмов изъятия и возможного перечня оснований, не предложена система помощи семье, которая находится в сложной ситуации.

Новый законопроект не изменит ситуацию кардинально, считает Межова. Все будет работать точно так же, «только окончательное решение останется за судами», говорит она. Межова указала, что без хорошего адвоката семьи просто не смогут самостоятельно собрать доказательства того, что «они не такие уж безнадежные». А найти хорошего специалиста в короткий срок невозможно.

«Будет только хуже. Сейчас-то оспаривать решения администраций удается с большим трудом. А когда это будет в виде решений судов, то станет намного сложнее. В случае изъятия ребенка из семьи это [решение суда] будет ставить практически крест на его возвращении. Нам нужны не популистские, быстрые решения, которые защитят больше опеку и государство, а взвешенная и продуманная система, которая работала бы на восстановление кровных семей, на раннюю помощь и профилактику кризисных семей», — заключила Межова.

Что необходимо изменить?

«Любое вторжение в семью — это сильнейший стресс для всех сторон процесса, — говорит Леонова. — Минимизировать его — одна из основных задач специалистов, которые приходят. В идеальной картине в семью может входить человек, обладающий особыми навыками, компетенциями и полномочиями, который действительно намерен помочь ей справиться с трудностями».

По мнению Межовой, должен быть определен порядок не только изъятия детей из семей, но и план работы с семьей. Она указывает: семья не сразу становится кризисной и чем раньше начать с ней работу, тем лучше.

«Закон не должен быть однобоким, говорящим только о порядке изъятия. Для нас главное — не изъять детей, а чтобы такие случаи были редкостью и исключением. Нужен большой закон об опеке и попечительстве, который включит в себя все нюансы работы», — заключает Межова.

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Новости

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
ИНН: 9710001171
КПП: 770401001
ОГРН: 1157700014053
р/с 40703810701270000111
в ТОЧКА ПАО БАНКА «ФК ОТКРЫТИЕ»
к/с 30101810845250000999
БИК 044525999

Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» в отношении обработки персональных данных и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных

Источник